>> Комитет ГД рекомендует запретить рекламу на объектах культурного наследия

>> Путин поздравил Якубовича с 70-летием

>> Столичный режиссер снимает под Воронежем авторское кино о деревне


Аль Пачино сказал, как тяжело быть актером

В програмке сегодняшнего Венецианского фестиваля 55 кинофильмов, и cказать, что важнейшие из их сосредоточены в основном конкурсе, будет неправдой. Вне зоны борьбы за золотых и серебряных львов увлекательного чрезвычайно много. Так, вне конкурса свершилась премьера новейшей картины создателя трилогии «Рай», австрийского режиссера Ульриха Зайдля. Она именуется «В подвале» и касается самых черных сторон людского сознания, тех, в которые, как в подвальные помещения, свет разума, любви, веры и надежды практически не просачивается.

В противовес 62-летнему Зайдлю, иной классик мирового кино, 75-летний Питер Богданович представил в Венеции, тоже вне конкурса, картину, откуда темнота изгнана вообщем. Ежели лишь это не темнота зрительного зала во время спектаклей и репетиций. She's Funny That Way (в российском варианте «Без любви виноватый») - расчудесная история девушки по вызову (Имоджен Путс), которая благодаря случайной встрече с режиссером (Оуэн Уилсон) воплощает свою мечту и становится актрисой.

Богданович снял реальную комедию положений, где одна нелепая ситуация сменяет другую, но каким-то необычным образом все приходит к радостному концу. Кроме 2-ух основных тут еще блестящие второстепенные роли: у Риса Иванса, который изображает практически самого себя - приглашенную в бродвейскую постановку звезду из Лондона, и у Дженифер Энистон, создавшей уморительно смешную пародию на психоаналитика, не способного справиться с своей нервной системой. Ну, а в финале возникает Квентин Тарантино.

Вообщем, Венеция-2014 войдет в историю как фестиваль чрезвычайно мощных актерских работ, при этом некие исполнители возникают не в одном, а сходу в пары фильмах. Самый широкий спектр у Шарлотты Генсбур. С одной стороны, в Венеции пройдет премьера полной, трехчасовой режиссерской версии 2-ой части «Нимфоманки» (фон Триер уже приехал), а с иной, Генсбур поучаствовала в мелодраме «Три сердца» Бенуа Жако - сродни тем, что обожают демонстрировать на канале «Россия».

Тут Генсбур играет провинциалку из интеллигентной семьи, которая случаем знакомится с парижанином под 50 (у Бенуа Пульворда в Венеции тоже две роли, 2-ая - в «Цене славы» Ксавте Бовуа, где он играет обаятельного нарушителя закона, похитившего гроб с телом Чарли Чаплина).

Прогуляв по улицам города всю ночь, влюбившиеся друг в друга с первого взора мужчина и дама договариваются о последующем свидании уже в Париже, на которое он по уважительной причине сильно опаздывает. Она, не дождавшись, отчаливает домой, а позже, с женихом, в Америку. Герой же вновь оказывается в том же городе и знакомится с иной прекрасной дамой (Кьяра Мастроянни). На этот раз все идет гладко, под звон свадебных колоколов, и лишь поближе к концу кинофильма герой выяснит, что девушки - сестры.

Если б фестиваль происходил во Франции, попадание «Трех сердец» в конкурс еще можно было бы осознать: поддержка российского производителя. Для чего этот кинофильм Венеции - бог известие. Разве что ради наслаждения узреть на красноватой дорожке гранд-даму евро синематографа Катрин Денев (она играет маму героинь Генсбур и Мастроянни).

Место же главой звезды фестиваля крепко занято Аль Пачино. Он приехал в Венецию с 2-мя фильмами: конкурсным «Манглхорном» Дэвида Гордона Грина и внеконкурсным «Унижением» Барри Левинсона, обе картины представил в субботу, вдохновенно пообщался с журналистами и встретил восторженный прием у публики.

«Унижение» снято по роману Филипа Рота, при этом мысль экранизации принадлежит самому Аль Пачино. Он играет состарившегося актера, которому стало нестерпимо тяжело выходить на сцену. Ему тяжело удерживать в голове большие массивы текста новейших ролей, тяжело вынудить себя в тысячный раз произносить слова отлично знакомых персонажей, одним словом, театр перестает быть для него домом, а становится тюрьмой. И он из данной для нас тюрьмы бежит. Но жизнь вне сцены оказывается далека от эталона душевного покоя, о котором он грезил. А действительность ускользает от восприятия, и все почаще воображаемый мир заменяет собой реальный.

Герой Аль Пачино в «Манглхорне» - человек куда наименее романтичной профессии: он слесарь, который зарабатывает на жизнь созданием ключей и вскрытием замков. Но в трактовке режиссера Дэвида Гордона Грина в данной нам профессии проступает что-то метафорическое, намекающее, что в прошедшем героя осталось много наглухо закрытых дверей.

На самом деле, обе картины о том, что в любом возрасте не нужно позволять собственному прошлому, вроде бы ты ни был к нему привязан, убивать настоящее и перечеркивать будущее. Оба кинофильма - реальный бенефис Аль Пачино, и в обоих у него красивые партнерши, не стушевавшиеся от пребывания в кадре со звездой такового масштаба: Грета Гервиг в «Унижении» и Холи Хантер в «Манглхорне».

С большой толикой вероятности можно представить, что конкретно Аль Пачино станет лауреатом Кубка Вольпи - главной актерской заслуги фестиваля. Вообщем, у него уже есть суровый конкурент: Эндрю Гарфилд.

Сняв костюмчик человека-паука, Гарфилд сыграл главную роль в кинофильме «99 домов» южноамериканского режиссера иранского происхождения Рамина Бахрани. Его герой, мастер на все руки, теряет работу, а совместно с ней и возможность выплачивать ипотеку. Дом, где он живет с мамой (Лора Гумус) и небольшим отпрыском, отбирает банк, и семья оказывается в мотеле. Но скоро герой Гарфилда получает странноватое предложение: стать подручным того самого агента по недвижимости (Майкл Шеннон), который изгоняет должников из их домов.

Соц памфлет на возлюбленную российской аудиторией тему «в Америке тоже плачут» на наших очах оборачивается тонкой психической драмой, где герой обязан повсевременно ворачиваться к одному и тому же вопросцу: можно ли ради спасения собственной семьи заниматься «нерукопожатным» делом? К ответу «нет» Бахрани подводит нас виртуозно и с огромным тактом. Так что заслуга за режиссуру для «99 домов» тоже очень вероятна.

Ежели в програмке фестиваля и социальность, и политика уверенно заняли принципиальные места, то в собственном внутреннем устройстве Венеция-2014 демонстративно вне политики. Фестиваль как будто говорит всему миру: есть отдельная страна, синематограф, и дела в ней складываются по своим законам.

- Мы желаем иметь дело с людьми, которым доверяем, - заявил директор фестиваля Альберто Брера на открытии Венецианского кинорынка, когда представлял собственных официальных партнеров: РОСКИНО, которое, при поддержке «Аэрофлота», сотрудничает с Венецианским кинорынком с 2012-го, и китайскую компанию IQIYI.com Inc., примкнувшую к команде в этом году.

- Все в мире соединено с Родиной. У каждого из нас она своя, но у всех собравшихся тут еще есть одна родина - это фестиваль. Мы все из различных государств, но Венеция стала для нас домом, - произнесла на открытии кинорынка глава РОСКИНО Екатерина Мцитуридзе.

И пригласила всех в Северную Венецию - на петербургский Медиа Форум, который будет в этом году проходить в первый раз. И который, как надеются его организаторы, невзирая на старт в сложнейшее время, будет жить долго.


   

Awetyl.ru © Знаменитые люди. События культуры.